Повышение квалификации
Повышение квалификации

Истоки и уроки

Истоки и уроки

Леонид АНФИМОВ,
первый заместитель
Председателя Комитета государственного контроля
Республики Беларусь

Истоки и уроки

Эта статья задумывалась еще полтора года назад, когда только-только начиналось триумфальное шествие финансового кризиса по ведущим мировым экономикам, казалось бы, на первый взгляд, надежно закрытым от любых экономических катаклизмов прочной броней культивируемого десятилетиями рыночного иммунитета. Иллюзорное восприятие незыблемости мнимых ценностей вдруг сказалось не просто под сомнением, было поколеблено, а то и разрушено для многих стран и народов, окунув их в жесткие реалии действительности.

Три последних года, особенно 2009-й, дали богатую пищу для размышлений, а возможность сопоставления происходящих событий в динамике развития максимально исключила субъективизм в оценках общественно-политических явлений. Вот почему этот материал не появился в начале кризиса (хотя очень сложно очертить временные рамки произошедшего сбоя в экономике – где то начало?!) или в апогее его, потому что вряд ли сегодня найдется человек, экономист, политик, который возьмет на себя смелость сказать, что кризис закончился. Прошла лишь острая фаза, не более того. Сейчас, когда страсти более или менее улеглись, самое время попытаться беспристрастно разобраться в том, что же случилось в размеренном, на первый взгляд, течении времени.

Истоки

В мире нет абсолютно замкнутых систем, где не проявлялось бы влияние внешних факторов, обусловленных действием других подобных систем. Причем это влияние, как правило, не всегда заметно напрямую и может проявиться через сотни опосредованных взаимосвязей там, где его меньше всего ждут.

Мировая экономика в условиях всеобъемлющей глобализации не стала исключением, а скорее наоборот – болезненные проявления в финансово-хозяйственной деятельности любой, пусть даже самой маленькой страны, глубоко интегрированной в общемировую экономическую систему, как пандемия перебрасываются на другие национальные и межнациональные экономики, приводя к резкому замедлению и падению темпов экономического роста.

Но нынешний кризис имеет особую природу и далеко идущие последствия, нежели бывшие до него (в классическом понимании подобных ситуационных явлений) спады и падения в экономике.

Никто сегодня не скажет, что все происходящее стало результатом перепроизводства товаров и услуг и, как следствие, возникшего дисбаланса проса и предложения при значительном превышении последнего над первым. Наоборот, до 2008 года мировая экономика была на подъеме и раскрученный маховик производства под растущие и динамично развивающиеся новые экономики (Китай, Юго-Восточная Азия, Латинская Америка) вселял самые радужные перспективы для всей мировой экономики.

Что же все-таки случилось, где произошел тот досадный сбой в, казалось бы, хорошо отлаженном механизме, работа которого не вызывала опасений у мирового сообщества?

Процветающая Америка, Старый свет, Япония – все это в одночасье зашаталось, как во время сильного землетрясения, но, к счастью, не рухнуло. Разве что Китай относительно безболезненно перенес эту встряску.

Да, это еще не экономический апокалипсис, но мы стоим на пороге грядущих потрясений, сравнимых по историческим меркам разве что с событиями первой половины XX века, перевернувшими мир, но пока еще слабо осознавая, что же принес с собой этот кризис и какие напасти ждут мировую экономику, да и все человечество, впереди.

Финансово-экономический кризис, как спрут, расползся по странам и континентам. Аналитики ищут его первопричины только в экономике. Может быть, кому-то и выгодно перевести стрелки на экономику, поставив во главу угла всех бед и напастей ипотечный кризис в Соединенных Штатах, спекулятивные операции на фондовых биржах, бездумную трату огромных финансовых ресурсов, полученных от продажи энергоресурсов. Но это стало лишь искрой, упавшей на фитиль, который тянется в пороховой погреб.

Нынешний кризис имеет особую природу и далеко идущие последствия, нежели бывшие до него (в классическом понимании подобных ситуационных явлений) спады и падения в экономике. Никто сегодня не скажет, что все происходящее стало результатом перепроизводства товаров и услуг и, как следствие, возникшим дисбалансом спроса и предложения при значительном превышении последнего над первым.

Истоки кризиса не лежат на видимой поверхности, а имеют более глубокие корни, чем их пытаются представить как следствие сугубо экономических отношений. Поэтому основу его, суть происходящего надо искать не только, даже не столько в экономике, сколько в сложившейся системе мироустройства, которая возникла после окончания Второй мировой войны, с того момента, когда доллар был признан в качестве мировой резервной валюты, до сегодняшних дней, где мировая экономика почти намертво застряла в ловко сплетенной паутине долларовой экспансии.

Что значит для любой страны даже с самой развитой экономикой быть зависимой от кредитно-денежной системы другой страны? Это значит, прежде всего, утрата значительной части своей экономической самостоятельности, а где-то даже и политической.

Данное влияние не так болезненно ощущается при наличии только прямых экономических связей, когда идет эквивалентный обмен товарами, выпускаемыми производителями двух-трех стран. Но как только товарные и денежные потоки выйдут за границы этих государств, как собственно и произошло в условиях глобализации мировой экономики, и их взаимные интересы пересекутся только через сотни опосредованных взаимосвязей, для того, чтобы соединить разрозненные звенья в единую цепь, нужен очень эффективный, пусть не юридически, но фактически всеми признанный денежный инструмент, каким и стал американский доллар.

Но завоевать мир – это еще полдела. Надо было научиться миром управлять, управлять разумно, рационально и во благо. Поначалу, когда доллар имел стабильное золотое обеспечение, так оно и было. То есть была создана равновесная система интересов всех стран, где в качестве балансира выступал доллар.

Отказ от золотого эквивалента, когда доллар набрал силу, но не по золотому обеспечению, а больше – политическую, то есть сделал мировую экономику зависимой, а главное – уязвимой от него, привел к потере управляемости экономики.

Сегодня мировому сообществу надо больше думать не о том, как преодолеть последствия недавнего кризиса, это не самая большая угроза, хотя это тоже головная боль для многих стран, а как пережить, а лучше не допустить политический и экономический катаклизм планетарного масштаба, который вызовет падение Америки.

Почему это произошло? Главная причина, на мой взгляд, заключается в парадоксальности ситуации: доллар – мировая резервная валюта, на которой базируются ведущие мировые экономики, и в то же время эти экономики фактически лишены действенных рычагов влияния на монетарную политику Соединенных Штатов.

Мало того, что лишены этого влияния, но и находятся постоянно под жестким прессингом возможных санкций со стороны Соединенных Штатов и иже с ними за проявляемое инакомыслие. Что стоит, например, Штатам заблокировать долларовые счета субъектов хозяйствования государств, чья внутренняя и внешняя политика придется не по нраву Америке? И это не предложение из области экономической фантастики. Примеров, подтверждающих подобные факты, предостаточно. Хотя статус доллара как мировой валюты логично должен был поставить его над политикой, по крайней мере, вне зависимости от настроения страны-эмитента, чтобы не вносить определенный дезорганизующий элемент в мировую экономику.

Сложилось устойчивое мнение, ставшее чуть ли не экономической догмой, что в рыночной экономике главным регулятором экономических отношений является рынок, развивающийся и функционирующий на основе рыночных экономических законов. И так, и не так. Ведь главными субъектами рыночных отношений все равно есть и остаются люди. А экономические законы – это не законы физики, которые неизменны, открой их хоть во времена Архимеда, Ньютона или сейчас. Общественные законы по мере развития общества, как правило, склонны к трансформации, и в этом заключается второй парадокс: имея объективный характер, они, в том числе и экономические, все равно несут в себе оттенок субъективизма. Почему? Собралась, скажем, пятерка ведущих государств мира и выстроила алгоритм межгосударственных политических и экономических отношений между собой и с остальным миром. Этот алгоритм становится базисом для возникновения впоследствии экономических законов, по которым будет развиваться мировая экономика.

Да, в силу своего доминирующего положения эта пятерка или двадцатка мировых держав пристегнула к себе остальной мир, но мы-то знаем, что фарватер для этого процесса прокладывает не группа государств, а пока, к сожалению, одно: Соединенные Штаты Америки. И кто при этом может сказать, что было принято единственное правильное решение, ведь за ним стоят люди, пусть даже группа, которым свойственно ошибаться, тем более что во главе угла любого глобального решения, имеющего общемировое значение, выпирает белыми нитками ярко выраженный великодержавный интерес, граничащий с изощренным эгоизмом этой сверхдержавы, поставившей себя над миром с помощью этого же мира. И как бы кто ни пытался сглаживать, нивелировать возникшие противоречия между самими Штатами и интересами глобальной экономики, именно они лежат в основе зарождающихся кризисных проявлений всей планетарной экономики. В результате в мировой экономике сплетен такой клубок противоречий, что распутать его обычными рыночными методами уже вряд ли получится. Да и нет от этого недуга рыночной панацеи. То есть сегодня надо говорить не о финансово-экономическом кризисе, а о кризисе мироустройства.

Аргументируя этот тезис, давайте вспомним несколько последних лет кряду и зададим себе вопрос: был ли рост цен на энергоносители объективным отражением их реальной, то есть в соответствии с затратами, стоимости, когда баррель нефти догнали до отметки 170 долларов, а газ для Европы перешагнул все мыслимые и разумные пороги? Конечно же, нет. И расцвет спекулятивных операций на ведущих фондовых рынках стал возможен не потому, что котировки акций компаний опять же отражали их реальную цену. Все это стало возможным лишь благодаря позициям доллара как мировой резервной валюты, бесконтрольная эмиссия которой привела к перепроизводству долларовой массы, а взлетевшие цены на энергоносители явились индикатором этого перепроизводства. А уже потом избыток долларовой массы из равновесной системы товар – деньги – товар выплеснулся на финансовые рынки. Хотя финансовые инструменты – это тот же товар, который зачастую не поддается привычному осязаемому ощущению.

Экономика как неотрегулированный механизм пошла вразнос. Перестали действовать рыночные регуляторы. Нефть, другие энергоресурсы не смогли объективно адсорбировать, связать всю излишнюю денежную массу, что в свою очередь привело к неконтролируемому разогреву экономики. Грандиозные строительные проекты, жилищный бум потянули за собой развитие сопутствующих отраслей, наращивание машиностроительных мощностей в расчете на будущий спрос и востребованность выпускаемой продукции.

Но, как бы опять это парадоксально не звучало, ничто лишним не было и в то же время требовало постоянной подпитки во все нарастающих размерах той самой валюты, чтобы связать спрос и предложение. И как только приостановился печатный станок в Штатах, на это наложились массовые невозвраты ипотечных кредитов и лопнувшие финансовые пирамиды – они тоже сидели на эмиссионной игле, мировую экономику начало лихорадить, она стала захлебываться без денег, как захлебывается на подъеме раскрученный до высоких оборотов двигатель машины, если начинаются перебои с подачей топлива.

Проблему усугубили и огромные вложения денежных средств в экономику США со стороны других государств, для которых эти деньги были совсем нелишние. Но это происходило скорее от безысходности, чем от желания заработать от инвестирования средств в ценные бумаги: ведь фактически экономика Соединенных Штатов сегодня представляет собой гигантскую финансовую пирамиду, которая для исполнения обязательств по срокам и объемам нуждается в постоянной подпитке в виде внешних и внутренних заимствований и время от времени включаемом печатном станке. В противном случае все закончится тривиальным банкротством целой страны, и не только одной, если исходить из масштаба госдолга Штатов.

Что же получается? Все до обидного просто – за свое вы должны будете еще и доплачивать. Именно так работает сегодня американский финансовый механизм исполнения принятых на себя обязательств США по набранным заимствованиям. И именно это вынуждает многие страны-кредиторы Штатов для поддержания платежного баланса этого государства, чтобы не потерять все, подпитывать его экономику новыми вливаниями.

Наглядным подтверждением этому служит внесенное Президентом Б. Обамой предложение об увеличении лимита государственного долга. Иначе Америку ждал бы дефолт. К несчастью кредиторов, грани любой пирамиды сходятся в одной точке. Рано или поздно это случится, а это уже математический закон. И сегодняшний кризис в сравнении с последствиями обрушения такой пирамиды будет выглядеть невинной детской шалостью в экономике. Если, конечно, мир не извлечет нужных уроков из нынешней ситуации.

Уроки

Мировой экономике стало тесно в стенах двадцатки ведущих стран. Безусловно, мир за истекшее двадцатилетие изменился до неузнаваемости. И это объективно. Да, то, что произошло с мировой экономикой, должно было произойти. И произойдет еще не один раз при сохранении сложившейся системы международных экономических и политических отношений. Более того, кризисы можно не только прогнозировать, но и планировать. Тем же Соединенным Штатам при желании ничего не стоит (в смысле технически, организационно) ввергнуть мир в новую пучину экономического хаоса через создание искусственного дефицита денежной массы, номинированной в долларах. Надо просто нащупать слабое звено, образно выражаясь, очередную пирамиду, обрушив которую, создать своего рода явление резонанса в экономике, когда, казалось бы, трудноуловимыми для человеческого восприятия действиями раскачиваются национальные экономики многих стран, а они при этом, не сознавая до конца сути происходящего, не понимают, почему их лихорадит.

Сегодня мировому сообществу надо больше думать не о том, как преодолеть последствия недавнего кризиса, это не самая большая угроза, хотя это тоже головная боль для многих стран, а как пережить, а лучше не допустить политический и экономический катаклизм планетарного масштаба, который вызовет падение Америки. Закат этой империи уже начался. И как это ни неожиданно прозвучит, он начался с распада Советского Союза, когда, казалось бы, должно было быть все с точностью до наоборот: нет больше глобального стратегического соперника, каким был СССР со своими союзниками, и все силы можно было направить на созидание. Не получилось. Америка наелась, а кто не наелся, тот просто ленился рот открывать к поднесенной ложке.

Я думаю, к 2025-му, крайний срок – 30-му году, от Штатов останется лишь нынешний внешний лоск, но центр силы, экономического, политического и военного могущества переместится в Азиатский регион с центром в Китае.

Кто внимательно следит за новейшей историей мира без Советского Союза, не мог не заметить числа возросших локальных (на первый взгляд) конфликтов, спровоцированных или инициированных США и при их самом активном участии. Да, наверное, в основе их лежит безнаказанное стремление Штатов сохранить лидирующие политические и военно-стратегические позиции в мире. Но, думаю, не только это движет этой сверхдержавой. Маленькие и большие войны являются для Соединенных Штатов если и не источником экономического роста, то по крайней мере спасительной соломинкой, удерживающей ее экономику на плаву. Под эти цели печатаются в неограниченном количестве доллары. Причем, заметьте, за бесценок (себестоимость стодолларовой банкноты всего лишь несколько центов) скупаются по всему миру огромные богатства. На гребне этой волны, как это ни прискорбно и даже кощунственно звучит, войны, затеянные Штатами, дают импульс для развития планетарной экономики. Но вдумайтесь, это хлеб, замешенный на крови, и от приходящего осознания всего этого кусок в горло лезет с трудом.

Конечно, до бесконечности вся эта вакханалия продолжаться не может. Сколько еще осталось потенциальных зон напряженности, искусственно созданных Америкой?! Иран, Венесуэла, как и вся Латинская Америка, выпадающие из-под политического влияния США? На Китай же не полезешь, там так по зубам получишь, что можешь из нокаута и не выйти. Но держать в напряжении народы, создавая мнимые угрозы, якобы исходящие от врагов-призраков – это основа могущества на сегодняшний день и самого существования Штатов. Без этого они рухнут, как карточный домик.

Но в мире, видимо, это уже поняли. Поняли ранее самые «заклятые» союзники Соединенных Штатов, прежде всего страны Евросоюза. Евро как денежная единица, альтернативная доллару, не случайно появилась в качестве единого платежного средства в ведущих европейских государствах. Там прекрасно понимают, что долларовая масса скоро, если ничего не предпринимать, подведет мировую экономику к вершине финансовой пирамиды и без параллельного общепринятого платежного средства сложно будет удержаться от жесточайшего обвала. Первыми осознали это немцы, нация, умеющая не только работать, но и думать на десять ходов вперед. Введение общеевропейской валюты было первым, довольно смелым шагом по созданию альтернативной доллару валюты. Шаг-то смелый, но евро доллар объективно не заменит, а тем более не вытеснит из обращения – это скорее региональная валюта, хотя и признанная миром в качестве платежного средства.

В результате в мировой экономике сплетен такой клубок противоречий, что распутать его обычными рыночными методами уже вряд ли получится. Да и нет от этого недуга рыночной панацеи. То есть сегодня надо говорить не о финансово-экономическом кризисе, а о кризисе мироустройства.

Да, на доллар завязано слишком много обязательств в глобальном масштабе и так просто отказаться от него не то что не получится, но и любой неосторожный шаг в этом направлении, спровоцировав финансовую панику в планетарном масштабе, приведет к страшным потрясениям в мировой экономике.

Но хотим мы этого или нет, по мере дальнейшего углубления экономических интеграционных процессов они все чаще выходят из-под политического влияния, когда интересы бизнеса начинают доминировать над политическими предпочтениями, эволюционно доллар должен будет суживать границы обращения до размеров, позволяющих тем же Соединенным Штатам эмитировать только обеспеченные деньги. Взамен должна прийти новая общемировая резервная валюта, выведенная за рамки политической конъюнктуры. Главный принцип – экономика.

Причем валюта должна быть наднациональной, не привязанной к денежной единице и денежной системе конкретной страны, чтобы исключить всякий великодержавный субъективизм в регулировании денежных потоков и пресечь даже гипотетическое желание пожить за счет кого-либо. К слову сказать, по такому принципу можно было бы выстроить расчетно-денежные отношения между государствами–членами Таможенного союза при проведении безналичных расчетов опять же вне привязки к национальным валютам. Основное условие здесь – это обеспечение паритетности при осуществлении эмиссионной политики.

Но возвратимся к теме. Эта статья не ставит перед собой цель раскрыть детальный механизм перехода мировой экономики на новую валюту. И не мне это определять. Важно понять другое: этот переход неизбежен и продиктован жизненной необходимостью, а любое сдерживание этого процесса будет восприниматься как неуклюжая попытка искусственно сохранить былое величие Соединенных Штатов Америки, хотя низвержение этой страны с вершины мирового политического Олимпа предрешено объективным ходом мировой истории.

Надо помнить, что с момента возникновения цивилизации и до наших дней в отношениях между людьми, народами существует и где-то даже культивируется почти что на подсознательном уровне дух состязательности, который является самым мощным движителем всякого поступательного развития. Но его созидательность для одних оборачивается, как правило, разрушительными последствиями для других. Великие мировые империи – будь то Римская, Золотая Орда, Персия, Древний Египет, более поздние – Австро-Венгрия, та же Великобритания начала 20-го века и многие, многие другие, шли к величию через унижение, а то и уничтожение других народов. Но и от тех империй остались лишь воспоминания и печать в истории.

Так будет и с Соединенными Штатами Америки. Это лишь вопрос времени. Я думаю, к 2025-му, крайний срок – 30-му году, от Штатов останется лишь нынешний внешний лоск, но центр силы, экономического, политического и военного могущества переместится в Азиатский регион с центром в Китае. Как бы кому ни хотелось затормозить этот процесс, растянуть его, это уже по сути свершившийся факт, и складывающиеся реалии надо учитывать в выстраивании новой (экономической и политической) модели мироустройства.

Мир, если у ведущих экономически развитых стран хватит ума и мужества не идти на поводу у США, станет другим. В основе его будет лежать та же модель глобальной экономики, но базовый вектор экономического роста должен быть повернут не только и даже не столько в сторону Штатов, а ориентироваться на беднейшие страны и страны с низким уровнем жизни. Это прежде всего страны Африки, Латинской Америки, Индия, Пакистан, Афганистан. Именно они через активизацию спроса там, смогут обеспечить как минимум на 100 лет динамичный экономический рост во всем мире. Важно для этого выработать приемлемый алгоритм интеграции экономик этих государств, их потребностей и возможностей в общемировую экономическую систему. Тогда и войн не надо, сосредоточив усилия не на гонке вооружение и сопряженных с этим секторах экономики, а на том, как накормить, одеть, привести в цивилизованное состояние эти народы.

Ведь по сути экономика любого государства, любой общественно-политической формации базируется прежде всего на удовлетворении потребностей человека в духовных и материальных благах. Даже полеты в космос, казавшиеся на обывательском уровне на первых порах совершенно оторванными от потребностей жизни, уже имеют реальное осязаемое наполнение, поставленное на службу человеку. А сколько их, таких людей, кому нужны эти блага?! Миллиарды! Так может не с «инакомыслием» воевать, а там поискать место приложения сил. Кто знает, может как раз там та точка опоры, которая перевернет мир, нуждающийся в глобальной реконструкции?!

Слова и иллюзии гибнут, факты остаются

Лоуренс Питер

© 2010-2016 Академия управления при Президенте Республики Беларусь
Разработка БЕЛТА

ГУО БелМАПО Гродненский государственный университет имени Янки Купалы Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский университет КИИ МЧС РБ Гомельский государственный университет им. П. О. Сухого Белорусский государственный медицинский университет Мозырский государственный педагогический университет имени И.П. Шамякина

Московская 17, Минск, 220007, Республика Беларусь

e-mail: post@pac.by

Телефон: (+375 17) 229-51-11
Факс: (+375 17) 222-82-64

© 2016 Академия управления при Президенте Республики Беларусь